«Я сидел в кабинете врача и понимал, что все кончено». Мэт Фрейзер о том, что привело его в кроссфит

Мэт Фрейзер кроссфит-атлет травма спины и тренировки

«Корсет не поможет» — осторожно сказал доктор. «Нужна операция. Но и после нее ты не сможешь тренироваться».

У Мэта стоял ком в горле. Он носил чертов корсет 4 месяца. И что? Сидя на ортопедическом кресле он слушал, как ортопед говорил ему о том, что сломанные позвонки не заживут просто так. Мэттью, который месяцами вкалывал на тренировках и надеялся попасть на Олимпиаду 2016 в Рио, понимал, что это — конец.

Но он ошибался.

Сейчас 27-летний Фрейзер — дважды чемпион Игр. Но в 2009 он был подростком, который столкнулся с самыми худшими новостями в своей жизни. Он был напуган, опустошен и сломлен.

Физическая активность всегда была частью жизни Мэта. Его родители — Дон Фрейзер и Кэндис Джонс — заняли 14 место на Олимпиаде 1976 года в парном фигурном катании. Они отдали Мэттью на плавание, когда тому не было и года. Он постоянно во всем соревновался со своим старшим братом: кто дольше простоит на руках, кто сможет подняться на второй этаж на руках и т.п.

Мэт как-то выиграл соревнования по прыжкам в воду с трамплина, выполнив двойное сальто назад, которое он до этого даже не пробовал. В один из дней в доме Фрейзеров раздался звонок: «Не хочу вмешиваться в то, что происходит в вашем доме. Но вы знаете, что ваш сын прыгает с крыши на батут, а оттуда — в бассейн?» — это был сосед. «Спасибо» — рассмеялся отец Мэта. «Я в курсе».

«Мы знаем, в кого он такой» — говорит мама Мэттью. «Наш сын — отражение нас самих».

В 12 лет Мэт пошел на тяжелую атлетику, чтобы стать сильнее — это было нужно для игры в футбол. Но он быстро понял, что больше не хочет бегать по полю за мячом. В 14 лет Фрейзер решил сделать Олимпийские игры семейной традицией и в 2008 году переехал в Олимпийский тренировочный центр в Колорадо-Спрингс.

Мэт с родителями после завершения CrossFit Games 2016. Фото: © ErikaHC

Полтора года спустя, за месяц до молодежного чемпионата мира в Румынии, Фрейзер, выполняя взятие на грудь, услышал щелчок. Он бросил штангу и упал на помост, но убедил себя в том, что отступать нельзя. В этом деле Мэту помог Ибупрофен. Испытывая чудовищную боль и с трудом передвигаясь, Фрейзер выступил на чемпионате мира и стал 15 из 16. После возвращения в штаты он настоял на обследовании, которое выявило перелом позвонка L5 — самого близкого к тазу. Тем временем, прошло 4 месяца с момента получения травмы.

Мэт искал выход из ситуации. Поиски привели его к Роберту Брэю — нейрохирургу, который как раз работал над экспериментальным лечением позвоночника. Оно заключалось в повторном разрушении позвонка и вставку белковой «губки» для стимуляции роста костей и правильного заживления.

Доктор Брэй обещал все сделать бесплатно. Вот только шансы на успех были 50%. Мэту было достаточно. В канун Рождества Фрейзер был прооперирован и провел каникулы, а затем еще неделю в отеле. Он толком не мог пошевелиться и спал по 20 часов в сутки.

Мэт смотрел на своих товарищей, которые ставили рекорды, проходили отбор в сборную и готовились к крупным соревнованиям. Год спустя он снова смог «доверять» своей спине. Через 18 месяцев после получения травмы он стал третьим на  American Open 2010, взяв на 9 фунтов больше, чем в Румынии. Мэт Фрейзер вернулся.

Но что-то изменилось. После операции Мэт приехал в Олимпийский центр в Маркетте, штат Мичиган, на курсы для поступающих в колледж. Мэт понимал, что спортивная карьера может закончиться в любой момент.

«Я тренировался каждый день, но без особого желания. Моя любовь к спорту обратилась в ненависть. Мне больше не нравилось. Я решил, что пора двигаться дальше».

Мэт собрал вещи и вернулся домой. Он собирался учиться на инженера в Университете Вермонта.

Чувствуя себя не в своей тарелке среди 18-летних первокурсников, Мэт решил записаться в местный аффилиат Champlain Valley CrossFit, чтобы немного привести себя в форму. Через несколько недель уговоров он решил попробовать кроссфит — до этого Фрейзер делал только то, к чему привык на тяжелой атлетике. На первой тренировке Мэт выполнил махи гирей и 400-метровые забеги. Тогда его обогнал мужчина за 50 лет. «Неужели я в настолько хреновой форме?» — подумал Фрейзер.

Через некоторое время он решил участвовать в состязаниях, чтобы немного заработать. «После своей первой победы и призовых в 500$ я был поражен, потому что не мог вспомнить, когда у меня были такие деньги. С тех пор я частенько задавал вопрос: ″Эй, а когда следующие соревнования?″».

Приятели-кроссфитеры называли Мэта «Счастливчик Гилмор» из-за того, что он приезжал на соревнования на своем старом седане 1987 года, выигрывал пару сотен долларов и уезжал домой. Фрейзер понимал, что из этого что-то может получиться, но все равно не хотел бросать обучение ради тренировок. Тем не менее, он начал уделять время своим слабостям.

Раньше большую часть времени Мэт тренировался в Шампейн Валли и каждый месяц ездил за 400 миль к своему тренеру Бену Бержерону в Натик, штат Массачусетс. С переездом в Куквилл расстояние между ними увеличилось вдвое.

Со своей девушкой Сэмми и менеджером Мэттом О’Коффи на церемонии награждения победителей CrossFit Games 2017. Фото: @mathewfras

«Я не пытаюсь преодолевать милю за 4 минуты и приседать 350 кг. Я стремлюсь к тому, чтобы выбегать милю из 5 минут и приседать с 250-килограммовой штангой. Никаких нереальных целей я перед собой не ставлю».

Мэттью, наконец, нашел то, что по-настоящему полюбил.

«В тяжелой атлетике все завязано на двух движениях: рывке и толчке. 90% времени вы практикуете именно их. А в кроссфите каждый раз что-то новенькое. Это весело».

Удивительно. Он стал великим, потому что травмировался. Тот день в Колорадо не стал концом карьеры и уж тем более, худшим днем его жизни.

«Тогда я думал совсем иначе, но теперь могу сказать: ″Слава богу, что все получилось так, как получилось″».

Фото: © Marc M. Melkie