Бен Бержерон: «Достигая совершенства», глава 9

Бен Бержерон: «Достигая совершенства», глава 9

Процесс

Только терпеливо добивающийся совершенства с легкостью преодолеет любые трудности.

Фридрих Шиллер — немецкий поэт, философ, теоретик искусства и драматург, профессор истории и военный врач

Суббота, 23 июля 2016 года, Saturday, StubHub Center, Карсон, Калифорния.

Я прогуливаюсь уже целый час, пока Коул, Мэт и Кэтрин проходят брифинг. Vendor Village напоминает какой-то кроссфит-базар. Кажется, что все компании, производящие что-либо для кроссфита, сейчас торгуют здесь. На прилавках можно найти все — одежду, спортивный инвентарь, рюкзаки, соломенные шляпы, тактические жилеты, силиконовые браслеты и т.д. Я брожу в поисках энергетика KillCliff. До старта очередных ивентов осталось ещё несколько часов и складывается ощущение, будто все 10 тысяч фанатов разом захотели что-то купить.

Вернувшись в StubHub Center, я застал своих атлетов в разминочной зоне. Мэт, имеющий диплом инженера, объяснял Коулу и Кэтрин, как справиться с «Улиткой». До момента выхода на площадку атлеты могли подготовиться к встрече с новым инвентарем чисто теоретически.

Мэт описывает руками круги, объясняя, что усилие нужно направить центр цилиндра. Надеюсь, он прав. Необычные снаряды всегда заставляют атлетов и тренеров проявлять креативность: я кладу несколько блинов на плиобокс, чтобы Кэтрин толкала его, а Коул и Мэт по очереди «катают» О’Коффи на GHD-тренажере. По громкой связи атлетов вызывают на площадку.

Кэтрин ушла на арену. Я спокоен за нее. Она намного увереннее, чем в прошлом году. Мне не нужно толкать мотивационные речи, настраивать ее. Кэт сама знает, что нужно делать.

Мы с О’Коффи идем занимать свои места на трибунах. Сегодня жарко. Вчера было в районе 27 градусов, сегодня — все 36. После завершения выполнения задания очередной волной участников «Улитки» накрываются брезентом, чтобы к ним хоть как-то можно было прикоснуться.

Я нашел Кэтрин в зоне разминки — она буквально светилась: «Я так счастлива». Она сказала это небрежно, почти мимоходом. Странно. Передо мной — девушка-действующий чемпион Игр, радуется тому, что занимает 6 место в комплексе. После 8 заданий она все еще на третьем месте. Так почему она счастлива? Потому что все это время она была поглощена процессом.

«Процесс» — термин, который широко употреблял тренер футбольной команды Университета Алабамы Ник Сабан. Алабама — золотой стандарт коллежского футбола — эта команда выиграла 4 из последних 6 чемпионатов страны.

Сабан не концентрировался на том, на чем концентрировались другие тренеры. Он не думал о победе на чемпионате. Он думал о рабочем процессе, о том, что происходит и что нужно делать в данный момент. Процесс — это не об успехе и результатах, это о шагах к ним.

Мы с Кэтрин никогда не говорили о победе на Играх. Мы были заняты работой над привычками, приоритетами, образом мышления. Баскетбольный тренер Боб Найт говорил: «Делай, что требуется настолько хорошо, насколько это возможно. И продолжай в том же духе». Процесс — это прежде всего акцент на чем-то. Возьмем воздушные приседания — фундаментальное движение. Выполняется без штанги, с весом собственного тела. Все просто: приседаете, пока бедра не окажутся ниже параллели с полом, а затем встаете. Это не то движение, о котором обычно думают атлеты Games. Когда я начал работать с Кэтрин, мы полтора месяца исправляли ее воздушные приседания. У нее внушительный гимнастический бэкграунд и очень гибкий позвоночник. Это приводило к тому, что ближе к нижнему положению ее пресс переставал стабилизировать корпус. Поэтому мы решили на какое-то время сделать воздушные приседания приоритетом.

После победы на Играх мы снова сделали то же самое. Наблюдая за выступлением Кэтрин я заметил несколько вещей, которые можно было улучшить. Она была хороша, да, она победила, но она была не идеальна. Когда мы вернулись в зал, я сказал, что собираюсь изменить ее. Шаг за шагом. Первыми на очереди были выходы силой на кольцах. Кэтрин могла выполнить 6 выходов без разбивки. В течение 3 месяцев мы работали только над начальной фазой движения — киппингом. Четвертый месяц мы выполняли киппинг и подтягивание к кольцам. Мы продолжали добавлять каждый месяц по одному этапу движения. В итоге, поработав над всеми составляющими, Кэтрин выполняла короткие сеты из выходов в силой с большими перерывами. В этот период я не включал выходы ни в один комплекс. Шесть месяцев спустя после начала работы я вернул их в воркауты с одной оговоркой. Каждый выход выполняется отдельно, никакого циклирования. Каждый повтор должен быть идеальным. Если что-то идет не так, мы возвращаемся к началу и стараемся, чтобы все было так, как мы этого хотим.

Это и есть процесс — определение того, где вы находитесь, того, где хотите оказаться и как всего этого достичь.

К совершенству приходят небольшими шагами, каждый из которых требует полной самоотдачи. Процесс, на первый взгляд, простой, но совсем не легкий. Подавляющая часть людей не имеет необходимых для достижения больших целей черт характера. Поэтому работу с атлетами я всегда начинаю с развития таких качеств, как преданность, упорство, трудолюбие, смирение и голод. Как только мы разовьем их, можно переходить к процессу — результаты обеспечены, будьте уверены. Питание — прекрасный пример достаточного или недостаточного развития качеств, указанных выше. Всегда найдется несколько атлетов, которые будут выглядеть не так, как они, по идее, должны. Конечно, они спишут на генетику или скажут, что работают над своей формой. Но они либо ищут оправдания, либо действительно не понимают значения питания. Первые выступления Кэтрин на CrossFit Games — прекрасные доказательства этого.

Она была в лагере «тренируйся усердно, ешь чисто», но диета не была проработана до мелочей. Она обладала спортивной фигурой, но это не была форма чемпионcкой лиги — как сейчас. В спорте, где вы должны быть готовы к выполнению любой задачи, важна каждая унция тела. Сегодня питание Кэтрин отлажено до мелочей: она взвешивает и измеряет практически все, что ест. Читмилы строго лимитированы — не более 2-3 раз в год (и они выглядят не так, как вы себе представляете). Идя в ресторан с друзьями, она берет с собой еду, приготовленную дома. Является ли ее диета причиной успеха? Сама по себе — нет. Но это точно одна из его составляющих.

Есть такое понятие как «накопление минимальных успехов». В одной из последних статей Джеймс Клир описывает применение этой концепции Дэйвом Брейлсфордом в рамках работы с велосипедистами сборной Великобритании. Дэйв был убежден, что если улучшать каждую составляющую, связанную с велоспортом, всего на 1 процент, то эти небольшие успехи сложатся в весомый прогресс.

Он начали оптимизацию вполне предсказуемо – с питания велосипедистов, их недельной программы тренировок, эргономики велосипедного седла и веса покрышек. Но Брейлсфорд и не думал останавливаться. Он с командой искали улучшения на 1 процент в мелких деталях, которые были упущены из виду всеми остальными: отыскивали подушку, помогавшую лучше всего выспаться, и брали ее с собой в гостиницы, проводили испытания и подбирали самый действенный гель для массажа, а также учили велосипедистов тому, как лучше всего мыть руки, чтобы избежать инфекций. Они во всем искали улучшение на 1 процент.

Брейлсфорд верил в то, что если они смогут успешно осуществить данную стратегию, то команда «Sky» будет в состоянии выиграть гонку «Тур де Франс» через пять лет. Он ошибался. Они выиграли ее через три года. А затем ещё год спустя.

Давайте посмотрим на график. Если брать дни, то нет никакой динамики. Какие-то изменения начинаются только через 3 года и с этой отметки стартует более-менее интенсивное развитие. В этом и заключается суть процесса: мелкие привычки приводят к большим результатам. Кэтрин побеждает не из-за того, что она генетический монстр. Она — талантливый человек, который посвящает себя мелким вещам и привычкам. Каждый день. Люди, которые смогли пройти тот же путь, не свернув с него, в итоге достигнут совершенства.

Успех — это несколько простых привычек, практикуемых каждый день. А неудача — просто несколько ошибок в суждениях, повторяемых каждый день.

Джим Рон — американский оратор, бизнес-тренер, автор книг по психологии

Рэй Аллен — баскетболист, дважды чемпион NBA. В своей потрясающей статье «Письмо молодому себе» он пишет: «Не бери на себя слишком много в свои 13 лет. Ты бросишь мяч в корзину 26 тысяч раз за карьеру. 6 из 10 каждых мячей не попадут в цель. Не переживай. Успешный человек проходит через тысячу неудач. В твоем случае, через 14 тысяч. Ты выиграешь чемпионат в Бостоне. Затем выиграешь в Майами». Во многом личности в этих двух командах будут различны, но их всегда будет объединять одно: привычки. Скучные привычки. Все говорят про то, как много нужно принести в жертву ради результатов. Но жизнь — это не фильм. Мало чем помогает мотивационная речь перед четвертой четвертью. Нужно брать себя в руки и работать каждый день, когда никто этого не видит.

Кевин Гарнетт, Пол Пирс, Леброн Джеймс, Дуэйн Уэйд. Люди, с которыми вы выигрываете чемпионаты, ежедневно делают что-то скучное. Они приходят в зал раньше всех и уходят последними.

Я начал работать с Кэт после того, как она не прошла региональный этап 2014. В 2015 она ставила перед собой одну цель — возвращение на Игры. Она была готова ради этого на все. Кэтрин покинула родную Исландию и переехала в Бостон, чтобы тренироваться со мной. Мы полностью пересмотрели питание, сон и восстановление. Каждое утро она делала растяжку, а на тренировках старалась сделать все настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Полностью посвятив себя процессу, Кэтрин не просто вернулась на Игры. Она стала победителем.

После двух серебряных медалей в 2014 и в 2015 годах Мэт изменил свое отношение к тренировкам. После того, как Фрейз победил на Восточных региональных 2016, кто-то спросил у него об изменениях в тренировочном процессе. Он ответил: «Я перестал путешествовать во время подготовки. Сижу дома. Мне не хочется менять расписание по нескольку раз в неделю, я не хочу постоянно менять диету. Я хочу быть там, где мне комфортно, где я смогу нормально тренироваться». Мэт и Кэтрин доказали — нет никаких секретов. Процесс — это рутинная, ежедневная работа, которые в руках моих атлетов превратились в оружие. Хотят ли они победить на Games? Однозначно. Но мы не говорим об этом, мы не ставим именно такую цель. Потому что куда важнее выстроить систему и процесс. Главный тренер New England Patriots Билл Беличик на пресс-конференциях всегда говорит одно и то же. В начале года на вопрос о том, собирается ли его коллектив взять ещё один Супер Боул, он ответил: «До него ещё слишком много времени. К весне нужно собрать крепкую конкурентоспособную команду. Затем подойти в оптимальной форме к осенним играм». Мы можем контролировать лишь краткосрочную перспективу.

Немало книг написано о постановке целей — большинство из них про то, что успеха достигают те, кто ставит перед собой великие цели. Еще какая-то часть этих трудов приводит аббревиатуру SMART (Конкретный, Измеримый, Достижимый, Актуальный, Ограниченный во времени), используемую в менеджменте и проектном управлении для определения целей и постановки задач. Так что, лучшие цели позволяют добиваться лучших результатов? Если бы это было так, то на Играх побеждали бы другие атлеты. Проблема людей в том, что они склонны сосредотачиваться на целях, непропорциональных прикладываемым усилиям.

Именно благодаря усилиям Кэтрин сейчас находится в зоне разминки тараторит так быстро, что я едва что-то улавливаю: «Когда я выполнила последний подъем на канат, хотелось крикнуть: „ДА!!!“». Я засмеялся. Большинство ее соперниц выглядят уставшими и измотанным, а Кэтрин бежит, чтобы раздать им пять и обняться с ними.

Я поворачиваюсь к О’Коффи и тихо, боясь сглазить, говорю ему: «Кэтрин снова победит».

***

Предыдущая глава | Следующая глава